ОфициальноWho is Andre Masalovitch
О, где вы, рыцари, при шпаге, при плаще,
Когда вокруг такие женщины - ва-а-аще !
Темные аллеи

Однажды ранней весной
Ты встретишься на пути,
И скажешь: "Пойдем со мной",
И сердце шепнет: "Иди..."

1979



Валялся с нею на траве,
Шутил, одаривал обновками,
И тараканы в голове
Казались божьими коровками...
1979



Во все века
У мужика
Ценилась крепкая рука,
Ценился ум,
Ценился глаз,
Ценилась честность (через раз).

Мужик носил домой обед,
Оберегал детей от бед,
И разжигал, упрям и груб,
Ответный зной распухших губ...

Не те сегодня мужики,
Мы стали лысы и мелки,
И бремя мелочных забот
Нас клонит вниз за годом год.

Мы тянем руку подлецу,
Мы бьем ребенка по лицу
Мы спим в объятьях пьяных сук
И рубим свой последний сук...

Ну нет, к чертям,
Уйду в тайгу,
Плевать на холод и пургу,
Я никогда не спал в снегу,
Но точно знаю, что - смогу!

Смогу не врать по мелочам,
Не притворяться по ночам,
И мясом с лучшего куска
Делиться с той, что мне близка!

1978



Поэт

Когда мужчин кормили ловкость и чутье,
И ласки женщин были жарки как вулканы,
И верили в дубинку и копье,
Пренебрегая хитростью капкана,

В одном роду жил странный паренек,
Как два костра глаза его пылали,
В его крови небесный пламень тек
И силы неземные обитали.

Он знал язык растений и зверей,
Язык ручья, и солнца над вершиной,
Жестокого он сделать мог добрей
И делал сильным слабого мужчину.

Не мог он зайца съесть в один присест
И поднимал с трудом тяжелый дротик,
Он был последним в дележе невест
И редко выделялся на охоте.

Но стоило ему заговорить,
Собрав в кружок притихнувшее племя,
Он мог любое сердце отворить
И темный мир души открыть на время...

Он умер рано, как любой поэт
(и в те века поэтов пожирали),
Сородичи нашли его скелет
И с кратким ритуалом закопали.

И старый вождь, свирепый как гроза,
Как паутиной, шрамами покрытый,
Вдруг отвернулся, и отвел глаза
И первая в истории слеза
Прожгла песок
До самого гранита.

1979



В Москве стояла липкая жара
С афиш и крыш сползала краски кожура
Пылал асфальт
Икал водопровод
Дремал под лавкой обалдевший кот
И черная, иссохшая земля
Губами жадными сжимала тополя...

Держа платок у подтекавших век,
Прощай - сказала ты. Прощай навек.
И в турникет, придуманный хитро
Тебя всосало варево метро.

Я постоял, никчемный человек
Потом подумал, и побрел наверх
Железный вкус свершившейся беды
Запить стаканом теплой газводы.

1980


О, женщины! Пьянея от восторга,
Спешим поздравить с праздником Весны!
Сердца без боя отдаем и торга,
Плывя на блеск пленительной блесны.

Не чуя ног, летим мы вам навстречу,
Чтоб оградить от будничных забот,
И бремя ваших дел берем на плечи.
Вот так! Чего не сделаешь раз в год...

1995





Copyright © 2001-2011 Andre Masalovitch, Created by Interrussoft